Vadimushkag (vadimushkag) wrote,
Vadimushkag
vadimushkag

Триумфальное возвращение государства

О книге У. Мослера 'The seven deadly innocent frauds of economic policy'

mosler
Современная, передовая экономическая мысль имеет некоторое сходство с «хронологией» древних эллинов, у которых цари, войны и олимпийские игры перемежаются с разного рода минотаврами, лесными божками и фригийскими карликами.  На первый взгляд очевидные, но в действительности глубоко ложные представления об экономических процессах надолго овладевают умами. Десятилетиями одни и те же ошибки в области экономической политики совершаются с завидным постоянством.  Дружный коллектив «учителей года» из «страны невыученных уроков» глубоко убежден, что ему по силам поднять не одну целину.


Прогресс, как ни странно, идет из подполья, а озарения случаются в основном у пресловутых practical men. Вспомним хотя бы начало XIX в., когда английские купцы тщетно пытались убедить ученых мужей, что возможность размена денег на металл сама по себе не дает им никаких преимуществ. У людей практики плохая память на то, что было открыто до них; зато они оперируют идеями, а не формулами. В этом отношении весьма показательный пример – англоязычная блогосфера, в которой содержательные, захватывающие дискуссии – совсем не редкость (в отличие от нашей). Этот прекрасный и яростный мир осмысленного неравнодушия к насущным экономическим проблемам появился не сразу. Среди тех, кто внес наибольший вклад в создание этой атмосферы – Уоррен Мослер, успешный бизнесмен, финансист, политик и ученый. Впрочем, воспринимать его в последней ипостаси готовы далеко не все. Среди сомневающихся – мой друг и коллега Александр Исаков, выступающий за команду «mainstream современной экономической науки». Его обзор книги У. Мослера «7 роковых наивных заблуждений экономической политики» ('The 7 deadly innocent frauds of economic policy' / Valance Co. 2009 в свободном доступе здесь - http://moslereconomics.com/wp-content/powerpoints/7DIF.pdf) стал, фигурально, своего рода перчаткой, прилетевшей в мою сторону - http://www.alexisakov.com/2014/07/blog-post_22.html.  Цель этого поста – попытаться понять, что же на самом деле хотел сказать в своей книге Мослер, и развеять шлейф не(до?)понимания, который сразу же потянулся за ним, видимо, по причине неочевидности высказанных идей и их революционного характера в целом.
  Одна из исходных посылок Мослера – тезис о фундаментальном отличии государственного сектора (в его состав включается в т.ч. центральный банк) от индивида, домохозяйств, фирм, финансовых организаций частного сектора. Только государство может погашать свои старые обязательства новыми (деньгами). В этом – вся его сила, его “денежный суверенитет” (currency sovereignty). Почему эти деньги востребованы? Мало того, что по закону на территории данного государства вы обязаны (за редкими исключениями) расплачиваться его национальной валютой. Даже если вы будете питаться исключительно энергией солнца, налоги платить всё равно придется, а они принимаются только в национальной валюте. Так налоги создают спрос на деньги, это их первая и главная функция (рецензента Исакова она по какой-то причине не заинтересовала).  Как справедливо замечает Исаков, налоги, по Мослеру, призваны также абсорбировать избыточный спрос и справедливо перераспределять доходы (в т.ч. стимулировать нужные экономике отрасли и дестимулировать нежелательные виды экономической деятельности), появляющиеся у частного сектора. Теперь давайте спросим у представителей магистрального направления, откуда берутся эти доходы, в конечном счете. Однако mainstream такой ерундой не занимается. По ходу дела, вам, может быть, расскажут, что в их моделях прибыли возникают случайным образом. Конечно, в такой схеме государство лишнее. Как говаривал А. Лаэртский, «подушка, пришитая сбоку». Между тем Уоррен Мослер и его друзья придерживаются противоположного мнения. Еще Дж.М. Кейнс говорил, что недостаток спроса со стороны частного сектора должен быть компенсирован спросом со стороны государства. Этот спрос в форме госрасходов позволяет частному сектору реализовать продукцию, которая в противном случае не нашла бы покупателя. Кроме того, превращаясь в доходы представителей частного сектора, госрасходы способствуют росту спроса в частном секторе. Фирмы могут реализовать больше продукции. Увеличиваются инвестиции и занятость. А налоги, напротив, дестимулируют экономическую активность. Когда спрос недостаточен, производства сворачиваются, работники оказываются на улице. Экономика по инерции еще выдает кредиты, погашать которые всё труднее. Постепенно поведение экономических агентов становится более рискованным (с точки зрения возможности погасить долг). Задолженность в экономике растет. Ничего не напоминает? Да это же знаменитая гипотеза Х. Мински, вид сбоку, ставшая популярной в последний кризис, который даже окрестили «сценарием Мински» (Minsky Moment).  Короче говоря, если налоги будут хронически превышать госрасходы (бюджет будет в профиците в течение продолжительного периода времени), экономике рано или поздно придется несладко. Поэтому ceteris paribus от бюджетных дефицитов пользы больше, чем от профицитов. А  должно ли государство вмешиваться по описанной выше схеме, спросите вы. Может, частного спроса достаточно? Увы. Природа капиталистического производства такова, что спрос недостаточен всегда, если только государство специально этим вопросом не занимается. Что в итоге мы видим? Вынужденную безработицу и нераспроданные складские запасы. Правда, в условиях полной занятости правительству нужно держать ухо востро в связи с угрозой появления инфляции спроса, но в ближайшей перспективе состояние это нам увидеть совершенно не светит.
  В рецензии Исакова уделяется много внимания ключевому тезису Мослера: для того, чтобы потратить (осуществить госрасходы), государству не нужно предварительно собирать налоги в необходимом объеме. Проведя долгие годы в шкуре рационального индивида, просидев всю жизнь свою под ненадежной крышей домохозяйства, мы склонны считать этот тезис противоречащим здравому смыслу: “Чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет!”. Но тогда – см. п.1: государство само создает деньги, в отличие от индивида, домохозяйства и прочих.  Другой вопрос, что ему могут вставлять палки в колеса. Чтобы потерять часть своей силы (см. выше), государству достаточно взять на себя обязательство, которое оно не сможет погасить своими деньгами. Например, поддерживать валютный курс на фиксированном уровне. Или запретить себе финансировать бюджетные дефициты, в случае чего, напрямую, и уповать только на собранные налоги либо возможность разместить свои облигации. Надо понимать, что все эти ограничения были наложены искусственно, они носят технический характер. Если считать центральный банк и государство единым целым, то легко можно будет обойти ограничения вроде “дебетового счета без возможности овердрафта”, в отношении которых рецензент Исаков питает столько надежд. Конечно, использовать возможности государства бессистемно и бесконтрольно далеко не безопасно. Но, прошу прощения, мы – человечество – дожили до XXI в. и должны были научиться хоть какой-никакой ответственности. Не все эксперименты с бумажными деньгами закончились провалом, никакой гиперинфляции в Англии начала XIX в. не было. Так как не переборщить? Всё просто: стимулирующие меры должны применяться вплоть до достижения полной занятости. А многоуважаемые представители mainstream’a проблему ответственности  решают убогим, фарисейским законодательным методом. «Давайте отделим центральный банк от государства, чтобы последнему вдруг не захотелось увеличить зарплаты в 1000 раз». В наших российских условиях предложить присоединить Минфин к центробанку  – это, пожалуй, слишком смело, но, может, государство своей головой подумает и осознает, что в области экономической политики делать можно, а что нельзя?! Если за любым регулятором видеть злонамеренность, то придется все рынки позакрывать. Ценность книги Мослера в том, что в ней показано, какими ресурсами и возможностями обладает государство; так, может, чем отрицать их существование, лучше поучиться правильно, по-умному ими пользоваться?!
  Пока, впрочем, выходит исключительно по-дебильному. Не только у нас (что само по себе неудивительно), но и в просвещенной Европе (оттуда мы копируем ошибки). Жесткая фискальная политика в период спада – разумеется, худшее, что только можно придумать. По-моему, сейчас уже всем ясно, что «затягивание поясов»  ни рост никакой не подстегнет, ни долги выплатить не поможет. Будет только хуже. На этом фоне происходящее с Грецией я склонен рассматривать как разновидность возмездия. Теперь - à nos moutons. Вот это безобразие http://www.vedomosti.ru/politics/news/29715441/reuters-putin-podderzhal-vozvrat-naloga-s-prodazh-s-2015 значительно быстрее и эффективнее добьет экономический рост, чем повышение Банком России ключевой ставки (другой вопрос, что, проводя политику таргетирования инфляции, центральный банк сознательно тормозит экономический рост – чтобы справиться с инфляцией).  И это притом, что возможностей нарастить госрасходы (и, следовательно, бюджетный дефицит) масса. Не хотите пускаться во все тяжкие (принимать ответственных решений) – распечатывайте фонды, подумайте, что можно сделать с ЗВР, достигшими совершенно циклопических размеров, нарастите внешний долг или хотя бы ничего не предпринимайте. Но наши с МВФ на пару грезы о сбалансированном бюджете, который сам по себе ничего не дает, в очередной раз оказались сильнее любых доводов. Это всё к вопросу о практической значимости книги Мослера.
 Теперь о проблеме эффективности госрасходов. Конечно, это больная тема, особенно если речь идет о «родине слонов». Но должны ли соображения эффективности ставиться на первое место при принятии решений об осуществлении госрасходов как таковых? Я бы так сказал: «дыра» в спросе должна быть закрыта, и двух мнений тут быть не может. После осознания необходимости госрасходов можно задуматься и об эффективности, выбирая лучшие направления инвестирования. Вообще говоря, государство, расходуя, должно задумываться не столько прибыли, сколько об общественном благе. Прибыль от строительства наугад взятой дороги неочевидна, а некоторые (Солодков Василий Михайлович) даже видят здесь угрозу инфляции. Однако нормально построенная инфраструктура создает многочисленные синергетические эффекты. Мало того, что людям становится морально приятно пользоваться отремонтированными/вновь проложенными дорогами. Как сказали бы в XIX веке, через эту дорогу оживляется экономическая жизнь. Что, опять же, более чем актуально для нашей недоделанной страны. Москва, Питер, Сочи – кажется, что более городов у нас и нету. Стыдно.
  Что до приводимых рецензентом Исаковым примеров, то они достаточно красочно иллюстрируют тезис о невозможности эксперимента в экономической науке, а также ничего не доказывают, поэтому подробно останавливаться на них мы не будем.
  С упорством, достойным лучшего применения, рецензент Исаков пытается доказать, что книга Уоррена Мослера есть всего лишь предвыборная публикация, а его рассуждения – дешевый популизм. Смею надеяться, у читателя уже зародились некоторые сомнения на этот счет.
Стоит добавить, что книга Мослера написана очень просто, и вместе с тем – ярко и красочно. Это сильно контрастирует с унылой прозой учебников по экономтеории. Напоследок приведу несколько цитат из книги Мослера (приводится мой вольный перевод):
– "А что происходит, когда вы приходите заплатить налоги наличными? Вы отдаете деньги сотруднику Налоговой, он выписывает вам чек и благодарит вас за помощь государству в нелегком деле социального обеспечения, выплаты процентов по государственному долгу, несения тяжкого бремени расходов на войну в Ираке. А затем, после того как вы, налогоплательщик, покидаете его кабинет, он берет ваши потом и кровью заработанные деньги и засовывает их в шреддер. Всё! Теперь их нет! Они уничтожены! Как будто это билет на какое-то мероприятие, который становится недействительным после того, как от него оторвали кусочек с надписью "контроль" на входе. Если государство выкидывает ваши деньги сразу после того, как получит их, то как оно может заплатить этими деньгами за что-либо вроде социального обслуживания?! Никак, и оно так не делает... Вот вы сидите на стадионе и болеете за любимую команду. Она забивает гол. На табло появляется счет "1-0". Кого-нибудь беспокоит, откуда стадион взял эту цифру "1"? Конечно, нет. Почему же всем так интересно, откуда государство берет деньги перед тем, как их потратить? Про государство вообще нельзя сказать, что "у него есть деньги", равным образом нельзя сказать, что "их у него нет" (Mosler W. The seven deadly innocent frauds of economic policy. PP.14-19)
– "Деньги нужны для уплаты налогов. В 1800-е гг. в Африке англичане подчинили себе насколько государств, превратив их в свои колонии. Они производили сельскохозяйственную продукцию для метрополии. Создавая рабочие места, англичане установили зарплаты в британских фунтах. Но работать никто не шел - фунты не были нужны местному населению. Тогда англичане ввели налог на жилье, подлежащий оплате в фунтах. Внезапно население стало распродавать имущество за фунты и устраиваться на работу, чтобы получить фунты. А англичане смогли нанять местных и платить им за выращенную с/х продукцию". (Mosler W. The seven deadly innocent frauds of economic policy. P.26)
– Бюджетные дефициты увеличивают сбережения, а не наоборот! Спорить тут не о чем, это проводки и бухучет. Представим себе, что государство продало трежерей на 100 млн долларов. Текущие счета на балансе ФРС сократились на 100 млн долларов. Сбережения частного сектора не изменились. Теперь у населения есть сбережения - приобретенные трежеря, а раньше у них были деньги на текущих счетах в ФРС. Далее, государство незамедлительно тратит эти 100 млн., которые оно только что "заняло". 100 млн. возвращаются на текущие счета. Но - внимание! - кроме прежней суммы у населения появились еще и сбережения! Итак, финансирование дефицита напрямую стимулирует спрос, продажа облиг на вторичном рынке перераспределяет покупательную способность и увеличивает сбережения. (Mosler W. The seven deadly innocent frauds of economic policy. P.43-44)
– "Рассуждать с позиций микроуровня и микрооснований чревато методологической ошибкой 'fallacy of composition'. Вы на футбольном поле, и сидя Вам плохо видно. Чтобы лучше видеть, что там происходит, Вы встаете и смотрите игру стоя. Если все поступят так же, хуже станет видно всем." (Mosler W. The seven deadly innocent frauds of economic policy. P.53)
Tags: modern monetary theory, warren mosler, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment